Личный опыт. Что может дать для жизни обучающая группа.

09-34-07-625_950x510

Читать всем, кто учится или проходит психотерапию.

Диалоговая модель психотерапии в моей жизни…

Итак, что для меня диалоговая модель (ДМ)?

Все началось около двух лет назад, когда в руки мне попал один из первых томиков Игоря Погодина о концепции Диалоговой модели психотерапии. Я открыла книгу ради интереса, просмотреть, что там. Однако после первых страниц чтение меня сильно увлекло. Я помню ощущение какого-то смутного узнавания текста, ощущение недоверия, что так бывает, что то, о чём я иногда думала в контексте гештальт-терапии и моих отношений с ней, вдруг говорит со мной со страниц этой книги. Сказать, что я была удивлена — этого мало, я поймала прилив радости и какого-то освобождения, признания, ощущения, что я не одна так думаю. Это было здорово! Решение пойти учиться созрело быстро и было настойчиво реализовано.

Когда я пришла в учебную группу — это была уже третья встреча. Атмосфера в группе была интересной. Я на тот момент представляла из себя профессиональную тень, практически не работающую, загнанную домашними делами и семьей женщину. Целых три встречи группы ушли у меня на то, чтобы опять научиться дышать и останавливаться, замечать то, насколько плачевно моё состояние как моральное, так и физическое. Только на группе я переключалась и вспоминала, что я еще умею работать, и мне это нравится, а людям от моей работы становится лучше. Надо сказать, что ощущения себя живой на трёхдневках позволили мне начать менять свою жизнь так, как мне этого хотелось.

Я получила опять возможность слышать себя, понимать и искать варианты для улучшения своей жизни. Меня переполняет чувство благодарности, когда я вспоминаю, что именно ДМ была толчком к тому, чтобы я опять стала оживать, разбираться с тем, как я живу, и двигаться в профессиональной сфере. Я стала уделять время себе, возвращать себя себе, постепенно вытягивая из водоворота семейных ценностей, обязанностей, необходимостей. В моей жизни опять стали появляться мои личные интересы и желания, переживания, связанные с их реализацией. Появилось время отдыху, осознаванию того, как я живу и хочу ли так жить. Жаль конечно, что когда из состояния «белка в колесе» (когда себя не слышишь до того момента, пока что-нибудь не сломается) переходишь в новое состояние контакта с собой и реальностью, пусть и не постоянного, то другим, из старой системы отношений, становится неудобно, больно, жмёт и напрягает. Они отчаянно сигнализируют об этом своим недовольством, болезнями и прочими удобными семейными рычагами воздействия.

Так в мою семью прокрался кризис. Постепенно шаг за шагом кризис начал вылазить изо всех щелей. Кризис замалчивания, закрывания глаз, отключения чувств, ценностный кризис, смысловой и возрастной. Я оживала сама, и мои чувства и переживания ожили вместе со мной, мои попытки их временами затолкать обратно в небытие приводили к ещё более бурному их проявлению, часто в неконструктивный форме. Естественно, что мои близкие тоже попали в этот процесс. Помню, как я радовалась, когда мне наконец удалось убедить пойти мужа на ДМ, подругу, друга мужа. Мне так хотелось, чтобы им тоже стало легче, чтобы они получили тоже способ собственной реанимации, и, чтобы в конечном итоге, нам стало легче и проще общаться.

Я вспоминаю и осознаю то, что изменилось во мне, моей жизни за эти два года. Вот уже полгода как активировался болезненный семейный кризис. И что важно лично для меня — теперь я принимаю решение за себя, делаю свой выбор, как мне жить, с кем, куда. Я убедила мужа в необходимости индивидуальной терапии, теперь мы проходим её вместе, с недавнего времени пошли на семейную терапию. Я смогла начать говорить мужу прямо о том, что со мной происходит в данных отношениях, как мне живётся, или не живется здесь. Я делюсь своими чувствами и «не умираю» каждый раз, когда понимаю, что не соответствую ожиданиям мужа. Такой глубины боль, отчаяние, и одиночество, и обида меня, похоже, захлестывали уже не раз и в первый семейный, а потом и во второй кризисы, а потом и в переживании утраты. Благодаря ДМ я делаю усилия переживать эти чувства и освобождаться от них, мне это не просто. Слишком хорошо я умею их проглатывать, не замечать, действовать, вместо проживать и останавливаться. Привычный способ работать, бежать, делать, тащить всех за собой, заниматься чужими делами, поддерживать всех, кому плохо, обогревать своим теплом, когда на самом деле нужно другое: забота, внимание, поддержка, участие в моей жизни, интерес ко мне, а не к моим делам и их результатам. Печально очень, но, когда я бесчувственный автомат, то и другие меня не видят и не чувствуют. Зачем? Меня же просто нет, есть успешная функция.

Процесс запущен, я, хоть местами, но оживаю. Вылазят страхи, тревоги, стыд быть самой собой. Стыд быть неуспешной, взрослой и бестолковой, стыд быть женщиной и хотеть всех радостей одновременно, стыд быть неидеальной мамой, стыд заедать тревогу, стыд прятаться от мира дома, стыд просто жить и ничего «не рисовать» другим про себя, стыд и невыносимость встречаться с разочарованием во мне значимых людей. Токсический стыд, актуализировавшись, став заметным для меня, пока меня пугает своим объёмом. Ощущение такое, что большая часть моей личности сформировалась благодаря стыду, запрятывая и замазывая то, что я не хотела переживать, и не хотела, чтобы это видели другие. А ещё появилась моя Бесконечная усталость, и она захлёстывает меня всё сильнее и сильнее. Моё, казалось бесконечное, терпение лопнуло по швам… Шелуха слетела, осталась растерянность и открытость к изменениям. Привет новому, что появляется в моей жизни.

Диалоговая модель с её подходами, как большая заноза, постоянно напоминала о себе и в обычной жизни между группами, и в профессиональной сфере. Я стала использовать её в своей работе с клиентами. На тот момент у меня в терапии было несколько человек в неделю. Я заметила, что после трехдневок моя терапевтическая работа с клиентами становилась более продуктивной, мы уходили в глубокие переживания, становились ближе с клиентами. Клиенты поддерживали такую работу, им было интересно пробовать вместе со мной, а результат поражал своим качеством. В настоящий момент количество клиентов повысилось в три раза. Успешно работает проект терапевтической женской группы в ко-терапии. Я замечаю, что все чаще я удерживаюсь от применения других подходов в терапии и краткосрочных техник, отдавая предпочтение ДМ. Отношения с клиентами формируются более доверительные, открытые, совершенно иная степень близости. Я поняла, что со своими клиентами я порою ближе, чем со своими близкими. В терапии мне проще проживать то, что возникает в контакте с клиентом, удаётся удивительным образом останавливаться, замечать, удивляться и продвигаться дальше.

Благодаря тому, что я выбрала пойти учиться ДМ, в моей жизни стали происходить изменения. Я не могу сказать, что мне стало проще или лучше жить, однако мне точно стало интереснее жить; кроме дома, семьи, жизни мужа и старшего ребенка стала вновь проклёвываться и распускаться во всей красе моя жизнь. Пусть она пока местами очень болезненная, но в ней точно есть силы и энергия для чего-то большего, чего-то, что мне интересно. За два года я прошла процесс обнаружения своих «оков», а сейчас мне хочется от них освободиться и наконец жить так, как хочу я.